Бывший сотрудник пермского ОМОНа рассказал о страшном бое в Чечне

0

Бывший сотрудник пермского ОМОНа рассказал о страшном бое в Чечне

Колонна пермских омоновцев попала в засаду недалеко от селения Джани-Ведено (архивное фото)

В марте 2000 года сотрудник березниковского ОМОНа Валерий Богданов в составе сводного отряда отправился в служебную командировку в Чечню, где шла борьба федеральных сил с незаконными вооруженными формированиями. У селения Джаней-Ведено Богданов, и десятки его товарищей из Березников и Перми, попали в засаду, выбраться живыми из которой удалось лишь шестерым. О том, как это было — бывший омоновец рассказал URA.RU.

Службу в органах МВД Валерий начал в 1994 году. В 2000 для него это была уже четвертая по счету командировка в Чечню. За несколько дней до отъезда Богданову присвоили звание «прапорщик». Никакого волнения перед отправкой в «горячую точку» не было, вспоминает бывший омоновец. Как и в тот роковой день, 29 марта, когда колонна, получив приказ, выдвинулась на боевое задание.

Бывший сотрудник пермского ОМОНа рассказал о страшном бое в Чечне

Подбитая у селения Джаней-Ведено российская боевая техника

— Нас не раз поднимали по тревоге, куда-то отправляли — нужно было ехать на задание. Также и в ночь на 29 марта: нас подняли ночью, для чего и зачем — не сказали. Примерно в 4 часа утра мы выдвинулись из Ведено по одной из дорог. Но нас развернули, сказали, что ехать по ней нельзя, и почему-то направили на ту дорогу, где мы и попали в засаду.

Засаду, вспоминает Валерий Богданов, военные обнаружили случайно. Колонна, в составе которой находилось 50 человек и три единицы техники, вынужденно остановилась — «закипел» двигатель одной из машин. Пока проблему устраняли, омоновцы решили проверить заброшенный домик недалеко от бывшего селения Джани-Ведено.

— [Симонов] Валентин Дмитриевич в него заглянул, а там несколько боевиков, сразу же бой завязался. Пока наши отбивались, подтянулась основная группа боевиков. По моим оценкам, в самом начале их было человек десять, а через час — уже больше сотни. Кто там был — чеченцы, арабы, какие-то еще наемники — не разберешь. Они были в укреплениях, а мы — на открытой местности.

Бывший сотрудник пермского ОМОНа рассказал о страшном бое в Чечне

Валерий Богданов на службе во время учений

По словам Богданова, противник значительно превосходил пермяков и по имеющемуся вооружению. Пермский отряд практически сразу оказался под шквальным огнем — головы не поднять. А из-за проблем со связью по попавшим в засаду омоновцам огонь открыли свои же.

 — Мы «вертушкам» дали сигнал [где находимся], но они почему-то посчитали, что это чужие. Возможно, подумали, что их дезинформируют — мы находились в том же месте, откуда боевики вели огонь по нашим вертолетам. Минометчикам передали координаты, и те еще раз накрыли наш квадрат. С другой стороны, нам это помогло — боевики посчитали, что там все «вспахано» и даже не стали соваться…

Омоновцы вели бой почти сутки. Лишь ближе к 3 часам ночи 30 марта уцелевшие бойцы начали отходить, потому что воевать было уже некому и нечем, вспоминает Валерий Богданов. Старались экономить боеприпасы, постоянно передвигались, маскировались, искали укрепрайоны. Вели только точечный огонь тем, что было в разгрузке и что успели взять у погибших ребят. Только за счет этого и удалось продержаться. Уже потом выяснилось, что группа из 50 омоновцев противостояла нескольким сотням боевиков.

Вырываться из засады пермякам пришлось самостоятельно. Никакой помощи они так и не дождались. Колонна, которая выдвинулась на подмогу к фактически разбитому отряду, тоже попала в засаду и вынуждена была вернуться к месту дислокации. В том бою Валерий дважды был контужен, получил осколочные ранения. Почти все его товарищи-пермяки погибли. Говорит, что это был самый страшный бой за 25 лет его службы в органах МВД. Возможно, рассуждает Валерий Богданов, омоновцев намеренно подставили под огонь.

— Мы только потом уже узнали, что, оказывается, была информация о готовящемся захвате Ведено, поэтому нас и отправили выяснить, где могут находиться боевики. Правда, нам об этом не сказали. На войне такое часто бывает. По-человечески, конечно, понятно, что нас подставили — не предупредили, не дали необходимую технику, и мы были просто не готовы к тому, что произошло. Конечно, можно претензии предъявлять. Но кому — не ясно…

Бывший сотрудник пермского ОМОНа рассказал о страшном бое в Чечне

В 2019 году Валерий Богданов уволился из органов правопорядка и теперь посвящает свободное время любимым увлечениям

Сейчас Валерию 47 лет. Он на заслуженном отдыхе и все свободное время посвящает своей семье, которая живет в Березниках. Увлекается охотой и рыбалкой. Но говорит, что желание попасть на то место, где 22 года назад погибли его товарищи, его до сих пор не оставляет.

29 марта 2000 году в бою у селения Джаней-Ведено Чеченской Республики погибли 36 пермских милиционеров и семеро военнослужащих комендантской роты. Самыми молодыми в составе сводного отряда ОМОН были старшина милиции Алексей Рыжиков, младшие сержанты Евгений Толстяков и Владимир Емшанов (все трое — из Березников). Им было по 21 году. Ежегодно в Пермском крае 29 марта проводятся памятные мероприятия, посвященные этой трагической дате. К могилам погибших сотрудников правоохранительных органов возлагают цветы. Музеи Перми и Березников показывают архивные фото- и видеоматериалы, на которых уехавшие в свою последнюю командировку омоновцы навсегда живы. Пермяки могут посетить выставку, на которой представлены личные вещи героев.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

В марте 2000 года сотрудник березниковского ОМОНа Валерий Богданов в составе сводного отряда отправился в служебную командировку в Чечню, где шла борьба федеральных сил с незаконными вооруженными формированиями. У селения Джаней-Ведено Богданов, и десятки его товарищей из Березников и Перми, попали в засаду, выбраться живыми из которой удалось лишь шестерым. О том, как это было — бывший омоновец рассказал URA.RU. Службу в органах МВД Валерий начал в 1994 году. В 2000 для него это была уже четвертая по счету командировка в Чечню. За несколько дней до отъезда Богданову присвоили звание «прапорщик». Никакого волнения перед отправкой в «горячую точку» не было, вспоминает бывший омоновец. Как и в тот роковой день, 29 марта, когда колонна, получив приказ, выдвинулась на боевое задание. — Нас не раз поднимали по тревоге, куда-то отправляли — нужно было ехать на задание. Также и в ночь на 29 марта: нас подняли ночью, для чего и зачем — не сказали. Примерно в 4 часа утра мы выдвинулись из Ведено по одной из дорог. Но нас развернули, сказали, что ехать по ней нельзя, и почему-то направили на ту дорогу, где мы и попали в засаду. Засаду, вспоминает Валерий Богданов, военные обнаружили случайно. Колонна, в составе которой находилось 50 человек и три единицы техники, вынужденно остановилась — «закипел» двигатель одной из машин. Пока проблему устраняли, омоновцы решили проверить заброшенный домик недалеко от бывшего селения Джани-Ведено. — [Симонов] Валентин Дмитриевич в него заглянул, а там несколько боевиков, сразу же бой завязался. Пока наши отбивались, подтянулась основная группа боевиков. По моим оценкам, в самом начале их было человек десять, а через час — уже больше сотни. Кто там был — чеченцы, арабы, какие-то еще наемники — не разберешь. Они были в укреплениях, а мы — на открытой местности. По словам Богданова, противник значительно превосходил пермяков и по имеющемуся вооружению. Пермский отряд практически сразу оказался под шквальным огнем — головы не поднять. А из-за проблем со связью по попавшим в засаду омоновцам огонь открыли свои же.  — Мы «вертушкам» дали сигнал [где находимся], но они почему-то посчитали, что это чужие. Возможно, подумали, что их дезинформируют — мы находились в том же месте, откуда боевики вели огонь по нашим вертолетам. Минометчикам передали координаты, и те еще раз накрыли наш квадрат. С другой стороны, нам это помогло — боевики посчитали, что там все «вспахано» и даже не стали соваться… Омоновцы вели бой почти сутки. Лишь ближе к 3 часам ночи 30 марта уцелевшие бойцы начали отходить, потому что воевать было уже некому и нечем, вспоминает Валерий Богданов. Старались экономить боеприпасы, постоянно передвигались, маскировались, искали укрепрайоны. Вели только точечный огонь тем, что было в разгрузке и что успели взять у погибших ребят. Только за счет этого и удалось продержаться. Уже потом выяснилось, что группа из 50 омоновцев противостояла нескольким сотням боевиков. Вырываться из засады пермякам пришлось самостоятельно. Никакой помощи они так и не дождались. Колонна, которая выдвинулась на подмогу к фактически разбитому отряду, тоже попала в засаду и вынуждена была вернуться к месту дислокации. В том бою Валерий дважды был контужен, получил осколочные ранения. Почти все его товарищи-пермяки погибли. Говорит, что это был самый страшный бой за 25 лет его службы в органах МВД. Возможно, рассуждает Валерий Богданов, омоновцев намеренно подставили под огонь. — Мы только потом уже узнали, что, оказывается, была информация о готовящемся захвате Ведено, поэтому нас и отправили выяснить, где могут находиться боевики. Правда, нам об этом не сказали. На войне такое часто бывает. По-человечески, конечно, понятно, что нас подставили — не предупредили, не дали необходимую технику, и мы были просто не готовы к тому, что произошло. Конечно, можно претензии предъявлять. Но кому — не ясно… Сейчас Валерию 47 лет. Он на заслуженном отдыхе и все свободное время посвящает своей семье, которая живет в Березниках. Увлекается охотой и рыбалкой. Но говорит, что желание попасть на то место, где 22 года назад погибли его товарищи, его до сих пор не оставляет. 29 марта 2000 году в бою у селения Джаней-Ведено Чеченской Республики погибли 36 пермских милиционеров и семеро военнослужащих комендантской роты. Самыми молодыми в составе сводного отряда ОМОН были старшина милиции Алексей Рыжиков, младшие сержанты Евгений Толстяков и Владимир Емшанов (все трое — из Березников). Им было по 21 году. Ежегодно в Пермском крае 29 марта проводятся памятные мероприятия, посвященные этой трагической дате. К могилам погибших сотрудников правоохранительных органов возлагают цветы. Музеи Перми и Березников показывают архивные фото- и видеоматериалы, на которых уехавшие в свою последнюю командировку омоновцы навсегда живы. Пермяки могут посетить выставку, на которой представлены личные вещи героев.