Губернатор Махонин — о новой команде и разговорах с Решетниковым

0

Губернатор Махонин — о новой команде и разговорах с Решетниковым

Более полутора тысяч звонков с поздравлениями получил Дмитрий Махонин после того, как его назначили врио губернатора Пермского края
Губернатор Пермского края Дмитрий Махонин и спустя несколько месяцев после назначения не сжигает мосты — он звонит бывшим коллегам в Федеральную антимонопольную службу и обсуждает проекты со своим предшественником Максимом Решетниковым. В интервью URA.RU пермский губернатор объяснил, зачем разносит мэров на правительстве и рассказал, как формировал свою команду.

Про назначение и тех, кто был этому не рад

— Как вы узнали, что будете назначены врио губернатора Пермского края? Это было для вас неожиданно?

— Назначение происходит Указом президента России. Он был подписан 6 февраля 2020 года в моем присутствии после разговора с Владимиром Владимировичем. Конечно, неожиданностью это не стало, поскольку я знал, что, наряду с другими, рассматривается и моя кандидатура. А перед этим в течение нескольких недель я проходил собеседования. Думаю, что при принятии решения учитывались и их результаты, и масса других факторов. Помню, что только за первые сутки, прошедшие после объявления о моем назначении врио губернатора, я получил около полутора тысяч звонков с поздравлениями. И только два человека выразили мне сочувствие.

— Кто?

— Мама и жена. Они были не очень рады.

— Практически сразу после назначения начались споры, к какой команде вы принадлежите. Вас называли человеком Игоря Артемьева. Теперь уже бывший глава ФАС недавно стал помощником премьера Михаила Мишустина. Как эта перестановка отразится на Пермском крае?

— Я благодарен Игорю Юрьевичу Артемьеву за то, что он поверил в меня дважды. Первый раз, когда поставил меня во главе УФАС по Пермскому краю — я тогда был самым молодым из руководителей территориальных управлений в стране. Потом, когда пригласил работать в Москву, поручив в ФАС вести одно из самых значимых направлений — рынки ТЭК. В том числе, и тарифное регулирование. Это и «нефтянка», и газовый сектор, и химпром, и производство минеральных удобрений. Этот опыт мне сейчас очень помогает, потому что я хорошо знаю системообразующие предприятия Пермского края — «ЛУКОЙЛ», «Газпром», «Уралкалий», «Уралхим», «Метафракс» и другие, понимаю, как устроена их экономика.

Могу ли я позвонить в ФАС бывшим коллегам и попросить совета? Да, могу, почему нет — я же не за себя прошу.

— О чем вы последний раз попросили?

— Консультировался в связи с подписанием регуляторного контракта с Россетями, с МРСК Урала. В соответствии с действующим законодательством, если сетевая компания экономит на потерях в сетях, то она эти сэкономленные средства оставляет полностью в своем распоряжении. Мы же подписали соглашение, по которому половина этой экономии будет вкладываться компанией в Пермский край. Благодаря этому мы получаем возможность, в том числе, снизить размер платы за подключение к электросетям с застройщиков. Думаю, это станет серьезным стимулом для увеличения в регионе темпов и объемов строительства в рамках исполнения национального проекта «Жилье и городская среда».

Сейчас ведем с МРСК Урала переговоры по развитию уличного освещения. В следующем году в Перми будет начата масштабная реконструкция улицы Ленина, заработает архитектурная подсветка Комсомольского проспекта. На реконструкцию Ленина в бюджете предусмотрено 1 млрд. 600 млн. рублей, а на подсветку будет направлено около 2,5-3 млрд. рублей, включая деньги инвестора.

Про разнос мэров и разговоры с Решетниковым

— Вы активно взялись за решение проблем, которые накопились в крае. Уже вызывали на ковер мэров во время заседания правительства. Понятно, что муниципальная власть отделена от региональной. На ваш взгляд, где проходит грань для самостоятельности руководителей на местах?

— Если тот или иной местный глава не исполняет утвержденные для него целевые показатели — причем системно, то без жесткого разговора не обойтись.

Кстати, очень важный из этих показателей — популярность главы у населения. И мы можем посоветовать главе не держаться за должность, если он не справляется со своими обязанностями, и народ его не поддерживает.

Если посмотреть бюджеты муниципалитетов, то субсидии из краевого бюджета составляют в большинстве случаев половину доходов и выше. Я хочу, чтобы за эти деньги был отчет. Поэтому мы имеем полное право спрашивать с глав за это.

— Может, стоит окончательно признать, что муниципальные главы не самостоятельны, и губернатор будет решать вопросы, в том числе, местного значения?

— Это неправильно. Главы должны быть кровно заинтересованы в том, чтобы руководимый ими муниципалитет жил и развивался, чтобы находить и реализовывать конкурентные преимущества своей территории в сравнении с другими. Наша задача — помогать им в этом и спрашивать за результат.

— А если говорить о решениях, которые были приняты вашими предшественниками. Вы уже остановили объединение больниц. А что с объединением школ?

— К моменту моего прихода на пост врио губернатора объединение школ почти закончилось. Только вот в Березниках осталось, что объединять, но там, я думаю, они сами должны выбрать наиболее приемлемый путь. Потому что Березники — чуть ли не единственный муниципалитет, который не исполняет показатели в части уровня зарплаты педагогов и воспитателей.

С больницами все сложнее. Там объединение проходило иначе — в сторону изменения логистики оказания медицинской помощи. Это вызвало определенное недовольство жителей. Поэтому, если уж что-то объединять, то надо сначала решить вопрос с тем, чтобы люди могли своевременно добраться до врача. К примеру, доехать до тех же Березников из Александровска на бесплатном автобусе.

Сейчас мы нацелены на усовершенствование работы службы занятости. Служба занятости должна переподготовить человека, который туда пришел. А документ о постановке на учет можно сдать через МФЦ и не обязательно идти для этого в центр занятости.

— Часто общаетесь с предшественниками? С Максимом Решетниковым?

— Периодически.

— О чем?

— Ему интересны проекты, которые он начинал. В частности, строительство новых зданий художественной галереи, театра оперы и балета. Любой руководитель хочет видеть результат своей деятельности, даже если он перешел на другую работу.

«Некоторых новых членов правительства я вообще не знал»

— Для решения сложных задач нужна команда. И сейчас у края есть новое правительство. На что вы делали ставку, когда формировали кабмин?

— Ставку на людей. Желательно, чтобы они знали отрасль с двух сторон. Когда работаешь чиновником, видишь с одной стороны, когда работаешь на предприятии или в бизнесе, то видишь с другой. Мало кто знает, что я во время работы в ФАС побывал на большинстве нефтеперерабатывающих заводов России, спускался в калийные шахты, видел, как устроены химические производства, знаю экономику отраслей.

— Вы с кем-то советовались при формировании кабинета министров?

— Конечно. Но я не хотел бы называть этих людей, потому что опять начнутся разговоры о том, кто чей протеже. Сейчас все члены правительства в одной команде.

— А обсуждения как проходили? Споры были или вы пришли и сказали: вот этого надо?

— Споров ни с кем не было. Решения принимал самостоятельно и порой отказывал, в том числе, и тем людям, которых много лет знаю, которые имеют опыт и авторитет, но по тем или иным причинам не подходили.

Некоторых новых членов правительства я вообще не знал. Отбирал из нескольких претендентов. Иногда мне, правда, помогали, советуя обратить внимание на особенности той или иной кандидатуры.

Ну вот министр экономического развития [Эдуард Соснин] — это человек, который из ничего сделал собственное дело. Отличное качество для министра экономического развития.

— Но в противовес есть новый министр финансов — Екатерина Тхор. Она очень давно работает в министерстве.

— Правильно. А какой должен быть министр финансов? Это, не хочу никого обидеть, бухгалтер, который отлично знает бюджет и всегда будет против необоснованных трат.

— Назначить ее — это было ваше решение?

— Да, было несколько вариантов. Были люди из этого же министерства финансов, из минэкономики. Мнение [первого вице-премьера Ольги] Антипиной тоже учитывалось.

— Еще один ключевой министр — министр здравоохранения — Анастасия Крутень. Понятно, что решить разом все проблемы невозможно, каким бы ни был специалист. Какие главные задачи вы ставите перед новым главой минздрава?

 — У нее большой фронт работы. Очень сложный в период коронавируса. Медицину не критикует сегодня только ленивый. Но, поверьте, не все так критично, как люди думают и пишут. Есть немало проблем. Но есть и немало задач, которые решаются. Но, конечно, главная из них — справиться с коронавирусом.

— Справиться с коронавирусом — это же очень общее понятие.

— Но ведь раньше мы с этим явлением никогда и не сталкивались. Этим сегодня надо заниматься каждый день. Постоянно. Конечно, наша глобальная задача — увеличение продолжительности жизни населения Пермского края, снижение смертности. Поэтому приоритетными являются вопросы, связанные с более эффективным лечением сердечно-сосудистых заболеваний, онкологии и обеспечением нормальной работы первичного звена оказания медицинской помощи.

Про неудачи года и замминистра в скафандре

— В целом получается, что коронавирус стал главной темой, в том числе, и в вашей работе. Что не получилось сделать?

— Не получилось сохранить все рабочие места, помочь всем работодателям — прежде всего, представителям малого и среднего бизнеса. Но самое плохое, что не уберегли многие жизни. Смерть каждого человека — это трагедия.

— Вы, как и многие пермяки, переболели коронавирусом. Лежали в больнице. Говорят, что в обычной палате. Какие-то решения были приняты именно после того, как вы сами побывали в стационаре с ковидом?

— Ну, например, добились от Роспотребнадзора решения, что не надо ждать второго отрицательного мазка, когда человек лежит в больнице, но хорошо себя чувствует. Если есть один отрицательный ПЦР-анализ, то надо отпускать его домой на самоизоляцию и долечивание. Последние несколько дней пребывания в больнице я себя нормально чувствовал и не понимал, зачем я занимаю палату, когда место в стационаре нужно другим.

— Вы, находясь в больнице, как выстраивали работу? Общались с узким кругом подчиненных, или это были ВКС?

— Были ВКС, общение по телефону. Были и посещения. Один замминистра здравоохранения два раза приходил ко мне в палату — разумеется, с использованием всех мер предосторожности, в средствах индивидуальной защиты. Обсуждали строительство больниц, поэтому ему пришлось срочно приехать.

— Кто из членов вашей команды должен быть всегда на связи, в любое время дня и ночи?

— Приведу недавний пример. В Перми горела кровля жилой пятиэтажки. В районе 7 утра руководитель регионального МЧС мне позвонил, потом мы пообщались с мэром и министром ЖКХ.

Вообще министр ЖКХ всегда должен быть на телефоне — особенно, сейчас, зимой. Сейчас во время коронавируса постоянно находятся на связи министр здравоохранения и главврач краевой больницы.

Про общение в Instagram и запрет на ссылки из telegram

— Вы читаете telegram-каналы?

— Принципиально нет. Уже давно.

— Даже федеральные «телеги» вас не интересуют?

— Нет. Я даже запретил ссылки мне присылать.

— А вы новости по телевизору смотрите?

— Я не успеваю смотреть телевизор. Если только поздно вечером. Новости черпаю из интернета. Утром просыпаюсь и традиционно минут 15 просматриваю основные новостные ресурсы.

— Можете ли вы отменить уже принятое решение, если происходит утечка, и о нем сообщается в СМИ до официального обнародования?

— Нет. Потому что те, кто такую утечку организуют, часто именно на такую реакцию и рассчитывают. Это если кто-то делает умышленно. С другой стороны, иногда все бывает проще: у меня в приемной кто-то может услышать что-то про то или иное решение и сболтнуть, не разобравшись в вопросе.

— Вы сами ведете свой Instagram?

— Его ведет наша пресс-служба, но свои пожелания по постам я высказываю. Иногда лично правлю текст. Особенно первое время я настаивал, чтобы мой аккаунт в Instagram отличался от тех, что есть у других региональных глав. Я вообще сторонник того, чтобы писать максимально простым языком. В директе часто отвечаю сам, в комментариях.

— Какие задачи вы, как губернатор, ставите перед собой в 2021 году?

— Следующий год — мы должны максимально выбраться из проектов в стройки. Это инфекционная больница, которую все ждут, галерея. Это, надеюсь, театр оперы и балета, надеюсь, Дворец спорта, музыкальная школа для одаренных детей.

— А если говорить не про губернатора Дмитрия Махонина, а про пермяка Дмитрия Махонина. Что пермяк Махонин хочет пожелать себе на Новый год?

— Любой обычный человек о чем мечтает? Чтобы близкие были рядом и не болели, чтобы дети росли, ходили в школу, в детский сад, ждали тебя дома, когда приходишь. К сожалению, не всегда дожидаются. Прихожу, а они уже спят. В общем, хочется жить обычной жизнью обычного человека — такой же, как большинство моих земляков. Хотя и понимаю, что так уже не получится…