Махонин «ликвидировал» анонимные telegram-каналы в Перми

0

Махонин «ликвидировал» анонимные telegram-каналы в Перми

Пермского губернатора мало волнует, что пишут про него анонимы в Telegram

В Пермском крае закончилась эпоха анонимных политических Telegram-каналов. Они начали умирать два года назад и окончательно ушли в небытие на фоне спецоперации на Украине. Этому способствовали общие тренды информационного потребления, а также смена власти в регионе. URA.RU выяснило, как информационная политика Дмитрия Махонина повлияла на развитие некогда популярных в регионе анонимных каналов, кто за ними стоит, как они пытаются бороться и почему их время уже прошло.

Роль губернатора

Махонин «ликвидировал» анонимные telegram-каналы в Перми

Максим Решетников и его команда следили за публикациями вTelegram

Активная фаза развития анонимных политических Telegram-каналов в Пермском крае началась с назначением губернатором региона Максимом Решетниковым. По словам источника в политэлитах региона, Решетников якобы лично следил за многими каналами. То, что там писали, его заботило. И волновало его политических администраторов, которые, порой, сами провоцировали некоторых конфликты через Telegram и успешно потом их решали. Краевые власти якобы даже создали свои каналы для того, чтобы отбивать атаки и бороться с фейками.

На популярность анонимных каналов также работала и сама политика Решетникова. Он запускал спорные проекты, которые вызывали раздражение у многих участников процессов и жителей. Раздражали и отдельные министры в его правительстве. Больше всего атак в Telegram-каналах было на бывших вице-премьеров Антона Удальева и Михаила Сюткина. Многие политики и бизнесмены рассматривали посты в Telegram как возможность донести информацию до главы региона. И потому они процветали, мешая на своих лентах инсайды с откровенными фейками. А СМИ часто попадались на эти вбросы и, начиная проверять их, предавали огласке.

Свою роль сыграл и конфликт между крупными каналами с администрацией губернатора. «Край вел дерзкую политику и поссорился сразу с несколькими крупными пабликами в Telegram. Их владельцы начали мстить. В результате любой шаг властей сопровождался негативом», — говорит собеседник в политэлитах.

В 2020 году с уходом Решетникова и назначением губернатором Дмитрия Махонина тональность начала меняться. Решетникова по-прежнему ругали (некоторые делают это до сих пор), к Махонину относились настороженно. За два года вряд ли можно назвать хоть одну кампанию в Telegram, направленную на дискредитацию органов власти. Первое время недовольные ругали и. о. главы администрации Александра Смертина. Но со временем, убедившись, что никаких бонусов эта критика не несет, они оставили эту практику.

«Махонина информация в Telegram не беспокоит так, как Максима Решетникова. Ему важно, что о нем пишут люди, которых он знает, люди, с которыми у него есть какие-от отношения. А на анонимов ему все равно», — говорит инсайдер в политтусовке.

Сказалась и информационная политика медиаменеджеров. Они выстроили взаимовыгодные отношения с ключевыми Telegram-каналами. Край проводит политику «всем сестрам по серьгам». Паблики получили контракты, а также иногда им дают эксклюзивы. Плюс просто хорошие личные отношения. Таким образом враг в Telegram стал союзником. И даже СоленыУши, яростнее всего критиковавшие власть, стали теперь ZоленыУши и освещают тему спецоперации. «Просто мы им не даем поводов вести себя неконструктивно», — отмечает источник, близкий к краевой администрации.

Кто стоит за анонимами

Сегодня в Пермском крае есть несколько крупных телеграмщиков, которые формируют целые пулы каналов. Это депутат заксобрания Илья Лисняк и его медиа-агенство «Кулич». Он не отрицает, что компания ведет каналы «Пермь Активная» (14,2 тыс.), «Оперативная Пермь» (4,3 тыс.), «ПЕРМЯЧ» (3,3 тыс.), «ЧП ДТП Пермь» (3,1 тыс.), «Спортивная Пермь» (370). К этой же почте привязан новый канал «Лентач» (80 подписчиков). Илья Лисняк причастность не отрицает.

Ему же приписывают канал «СНГ» (2 тыс. подписчиков) и содействие каналу «Камский Ерш» (2,7 тыс.), который, предполагают источники, принадлежит возможно супругу руководителя реготделения «Справедливой России» Вероники Куликовой Дмитрию Отегову (бывшему юристу депутата гордумы Владимира Плотникова. Но Лисняк якобы по партийной линии тоже участвует в редакционной политике канала. По другой версии, канал СНГ принадлежит политтехнологу Людмиле Ознобишиной. Она не ответила на вопрос URA.RU в мессенджере. Илья Лисняк сказал, что в этих каналах часто выходят такие публикации, за которые он хотел подавать в суд за клевету в его адрес, и потому странно предполагать, что они ему принадлежат.

Группа каналов есть у еще одного старожила — Сергея Гаврина. С ним связывают «Проводник» (3,6 тыс.), «ЖелеZZZна» (1,4 тыс.), «Вбросы про отбросы» (1,4 тыс. подписчиков) и ряд других. Канал «Политов» (2,9 тыс.) и «Три лопаты» (750) ассоциируют с политтехнологом Николаем Решетниковым. Он говорит, что ведет от своего имени каналы «Пермь 300» (134) и «неПолитик» (1,3 тыс.). А по поводу приписываемого ему авторства в «Политове» отмечает, что «люди живут в удобных для них конструкциях, которые зачастую бывают далеки от реальности».

«Лбов» (3,4 тыс.) ассоциируют с политтехнологом Сергеем Ильиным (при содействии депутата заксобрания Ильи Шулькина). «ZоленыУши» (до спецоперации «СоленыУши»; 5,4 тыс.) связывают с журналистом Константином Духониным, «Пермский глобус» (13,2 тыс.)— с политтехнологом Алексеем Чусовитиным. Духонин от комментариев отказался.

Сергей Ильин отметил, что «не ведет „Лбов“, а ведет избирательные компании»

Чусовитин заявил, что для канала выступает только в роли эксперта. Канал «Пермская ЭнZешка» (644) связывают «с кем-то из силовиков».

Ушла эпоха

При этом в пермском сегменте Теlegram появляются новые каналы с претензией на эксклюзивность и критику власти — «Пермский конспиролог», «Пермский 300парк», «Пермь Объективная» и т. д. Но время анонимов уже прошло. «Сейчас интереснее авторские каналы, но все зависит от тематики, которую освещает автор. Анонимный сегмент может исчезнуть в принципе, потому что информационная поляна для всех одна. Все говорят примерно об одном и том же. Это можно и в авторизованных каналах», — отмечает Николай Решетников.

Этот сегмент себя дискредитировал публикацией «наборов фейков и прочих гадостей, за которыми стоят уволенные безработные политтехнологи и журналисты», считает Илья Лисняк.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

В Пермском крае закончилась эпоха анонимных политических Telegram-каналов. Они начали умирать два года назад и окончательно ушли в небытие на фоне спецоперации на Украине. Этому способствовали общие тренды информационного потребления, а также смена власти в регионе. URA.RU выяснило, как информационная политика Дмитрия Махонина повлияла на развитие некогда популярных в регионе анонимных каналов, кто за ними стоит, как они пытаются бороться и почему их время уже прошло. Роль губернатора Активная фаза развития анонимных политических Telegram-каналов в Пермском крае началась с назначением губернатором региона Максимом Решетниковым. По словам источника в политэлитах региона, Решетников якобы лично следил за многими каналами. То, что там писали, его заботило. И волновало его политических администраторов, которые, порой, сами провоцировали некоторых конфликты через Telegram и успешно потом их решали. Краевые власти якобы даже создали свои каналы для того, чтобы отбивать атаки и бороться с фейками. На популярность анонимных каналов также работала и сама политика Решетникова. Он запускал спорные проекты, которые вызывали раздражение у многих участников процессов и жителей. Раздражали и отдельные министры в его правительстве. Больше всего атак в Telegram-каналах было на бывших вице-премьеров Антона Удальева и Михаила Сюткина. Многие политики и бизнесмены рассматривали посты в Telegram как возможность донести информацию до главы региона. И потому они процветали, мешая на своих лентах инсайды с откровенными фейками. А СМИ часто попадались на эти вбросы и, начиная проверять их, предавали огласке. Свою роль сыграл и конфликт между крупными каналами с администрацией губернатора. «Край вел дерзкую политику и поссорился сразу с несколькими крупными пабликами в Telegram. Их владельцы начали мстить. В результате любой шаг властей сопровождался негативом», — говорит собеседник в политэлитах. В 2020 году с уходом Решетникова и назначением губернатором Дмитрия Махонина тональность начала меняться. Решетникова по-прежнему ругали (некоторые делают это до сих пор), к Махонину относились настороженно. За два года вряд ли можно назвать хоть одну кампанию в Telegram, направленную на дискредитацию органов власти. Первое время недовольные ругали и. о. главы администрации Александра Смертина. Но со временем, убедившись, что никаких бонусов эта критика не несет, они оставили эту практику. «Махонина информация в Telegram не беспокоит так, как Максима Решетникова. Ему важно, что о нем пишут люди, которых он знает, люди, с которыми у него есть какие-от отношения. А на анонимов ему все равно», — говорит инсайдер в политтусовке. Сказалась и информационная политика медиаменеджеров. Они выстроили взаимовыгодные отношения с ключевыми Telegram-каналами. Край проводит политику «всем сестрам по серьгам». Паблики получили контракты, а также иногда им дают эксклюзивы. Плюс просто хорошие личные отношения. Таким образом враг в Telegram стал союзником. И даже СоленыУши, яростнее всего критиковавшие власть, стали теперь ZоленыУши и освещают тему спецоперации. «Просто мы им не даем поводов вести себя неконструктивно», — отмечает источник, близкий к краевой администрации. Кто стоит за анонимами Сегодня в Пермском крае есть несколько крупных телеграмщиков, которые формируют целые пулы каналов. Это депутат заксобрания Илья Лисняк и его медиа-агенство «Кулич». Он не отрицает, что компания ведет каналы «Пермь Активная» (14,2 тыс.), «Оперативная Пермь» (4,3 тыс.), «ПЕРМЯЧ» (3,3 тыс.), «ЧП ДТП Пермь» (3,1 тыс.), «Спортивная Пермь» (370). К этой же почте привязан новый канал «Лентач» (80 подписчиков). Илья Лисняк причастность не отрицает. Ему же приписывают канал «СНГ» (2 тыс. подписчиков) и содействие каналу «Камский Ерш» (2,7 тыс.), который, предполагают источники, принадлежит возможно супругу руководителя реготделения «Справедливой России» Вероники Куликовой Дмитрию Отегову (бывшему юристу депутата гордумы Владимира Плотникова. Но Лисняк якобы по партийной линии тоже участвует в редакционной политике канала. По другой версии, канал СНГ принадлежит политтехнологу Людмиле Ознобишиной. Она не ответила на вопрос URA.RU в мессенджере. Илья Лисняк сказал, что в этих каналах часто выходят такие публикации, за которые он хотел подавать в суд за клевету в его адрес, и потому странно предполагать, что они ему принадлежат. Группа каналов есть у еще одного старожила — Сергея Гаврина. С ним связывают «Проводник» (3,6 тыс.), «ЖелеZZZна» (1,4 тыс.), «Вбросы про отбросы» (1,4 тыс. подписчиков) и ряд других. Канал «Политов» (2,9 тыс.) и «Три лопаты» (750) ассоциируют с политтехнологом Николаем Решетниковым. Он говорит, что ведет от своего имени каналы «Пермь 300» (134) и «неПолитик» (1,3 тыс.). А по поводу приписываемого ему авторства в «Политове» отмечает, что «люди живут в удобных для них конструкциях, которые зачастую бывают далеки от реальности». «Лбов» (3,4 тыс.) ассоциируют с политтехнологом Сергеем Ильиным (при содействии депутата заксобрания Ильи Шулькина). «ZоленыУши» (до спецоперации «СоленыУши»; 5,4 тыс.) связывают с журналистом Константином Духониным, «Пермский глобус» (13,2 тыс.)— с политтехнологом Алексеем Чусовитиным. Духонин от комментариев отказался. Сергей Ильин отметил, что «не ведет „Лбов“, а ведет избирательные компании» Чусовитин заявил, что для канала выступает только в роли эксперта. Канал «Пермская ЭнZешка» (644) связывают «с кем-то из силовиков». Ушла эпоха При этом в пермском сегменте Теlegram появляются новые каналы с претензией на эксклюзивность и критику власти — «Пермский конспиролог», «Пермский 300парк», «Пермь Объективная» и т. д. Но время анонимов уже прошло. «Сейчас интереснее авторские каналы, но все зависит от тематики, которую освещает автор. Анонимный сегмент может исчезнуть в принципе, потому что информационная поляна для всех одна. Все говорят примерно об одном и том же. Это можно и в авторизованных каналах», — отмечает Николай Решетников. Этот сегмент себя дискредитировал публикацией «наборов фейков и прочих гадостей, за которыми стоят уволенные безработные политтехнологи и журналисты», считает Илья Лисняк.