«Наркомовские 100 грамм» на фронтах Великой Отечественной

0

«Наркомовские 100 грамм» на фронтах Великой Отечественной

«Наркомовские 100 грамм» означают алкогольную добавку к рациону военнослужащих Совесткой Армии. Это явление относит нас к временам двух событий, заметно сказавшихся на Родине: Финская война 1940 года и Великая Отечественная война. Сегодня ходят ничем не обоснованные слухи о повальном пьянстве солдат и офицеров на всех фронтах ВОВ. Попробуем разобраться в истории между мифом и правдой, и прояснить — что же представляли собой эти «наркомовские сто грамм».

Россия давно знакома с алкогольной продукцией, и еще Петр Великий предложил наливать солдатам немного «хлебного вина» во время баталий. Традиция закрепилась, и два века спустя (1908) солдаты получали законные три чарки (160 грамм) водки в неделю, нестроевые офицеры имели право на 2 чарки. Однако Первая мировая внесла коррективы в алкогольный паек: царь ввел сухой закон, но моряки по-прежнему получали «винную порцию».

Наркомовские 100 грамм — кто такой нарком?

«Наркомовские 100 грамм» на фронтах Великой Отечественной

Нарком — это сокращение от «народный комиссар», в нынешнем понимании министр. Народный комиссариат обороны (наркомат) был высшим военным ведомством СССР с 1934 по 1946 годы. Климент Ворошилов возглавлял это ведомство в непростые для страны времена: с 20 июня 1934 по 7 мая 1940 года. Именно ему принадлежит идея о 100 граммах водки, которые полагались каждому бойцу во время Финской войны в 1940 году.

К «наркомовским 100 граммам» прилагались также 50 грамм сала, и нехитрый продуктовый дуэт набор назвали «ворошиловским пайком». Кстати, танкистам его удвоили, а летчикам выдавали по 100 грамм коньяка — элита все-таки.

Кто просчитывал нормы водки во время ВОВ?

Начало Великой Отечественной войны и кровопролитные бои заставили армейское руководство пересмотреть продовольственные нормы. Уже 22 августа 1941 выходит первое постановление ГКО №562сс: «Установить, начиная с 1 сентября 1941 года, выдачу 40° водки в количестве 100 граммов в день на человека красноармейцу и начальствующему составу войск первой линии действующей армии». 25 августа также вышел уточняющий приказ «О выдаче военнослужащим передовой линии действующей армии водки по 100 граммов в день», а почти год спустя (6.06.1942) Сталин внес правки: теперь водку получали только те военнослужащие, кто участвовал в наступательных операциях, остальным — только по праздникам.

Важно отметить, что водку получали не только бойцы, но резервные войска, которые тоже с полным напряжением сил защищали Родину. Стройбатовцы, например, работавшим под огнем противника: им и раненым (если разрешали врачи) предписывалось выдавать по 50 граммов водки в день. На Закавказском фронте вместо 100 граммов водки конвертировали в 200 грамм портвейна или в 300 грамм сухого вина. В малых дозах алкоголь благотворно воздействует на центральную нервную систему, в ходе непрекращающейся войны это исключительно важно.

100 грамм от наркома Ворошилова: история между мифом и правдой

«Наркомовские 100 грамм» на фронтах Великой Отечественной

Очевидцы потом вспоминали, что алкоголь вызывал разные чувства: одни без 100 граммов не могли, другим водка категорически была не нужна. «На фронте перед атакой иногда давали сто грамм, а у нас в батальоне было очень строго. Считаю, что в боевой обстановке алкоголь «для храбрости» недопустим. Если ты трус, то напейся не напейся – все равно им останешься. А если ты мужчина, то будешь им в любой обстановке…», — писал участник Курской битвы.

В своих воспоминаниях режиссер Петр Тодоровский рассказал о своих буднях во время войны, он был комвзвода и наблюдал ситуацию изнутри. Перед боем водочку раздавали, вроде как, сто грамм для храбрости. На передовой появлялся бак со спиртом, и кому сто, кому – сто пятьдесят. Примечательно, что к водке обращались больше молодые и необстрелянные — они-то в первую очередь и погибали. «Старики знали, что от водки добра ждать не приходится», — вспоминал режиссер-фронтовик.

Имело ли место повальное пьянство от наркомовских 100 грамм

Война — дело изматывающее, и без элементарного расслабления выжить сложно. Организму нужен отдых, пусть краткий, но результативный. И наркомовские 100 грамм обеспечивали его тем, кто нуждался в таком типе отдыха. Тем, кто упорно верит, что на фронтах Великой Отечественной царило пьянство, неплохо бы вникнуть в суть инициативы Ворошилова. Многие от водки оказывались, либо меняли свою сотку на более необходимые в военному быту вещи.

Нормы диетологии соблюдены четко: терапевтически разрешенные 100 граммов сорокаградусного качественного алкоголя плюс 50 г сала к опьянению привести никак не могут. Даже на голодный желудок. А нервы успокоят. Так что говорить о пьянстве на всех фронтах — это огульно называть бойцов, заслонивших собственной грудью весь мир от фашистов, пьяницами.

Разумеется, окончание войны было не меньшим стрессом для многих бойцов, нервы у всех разные. Многие после войны начали злоупотреблять, но вряд ли это было связано с крохотной стограммовой дозой. Природная предрасположенность, неудачное стечение послевоенных обстоятельств, наступившая реакция — целый комплекс психофизических и социальных факторов ответствен за развитие алкоголизма.

Так что утверждения о том, что Красная армия одержала победу благодаря водке — опасное заблуждение. Пьяная армия дезорганизована по определению, а стало быть небоеспособна. Не случайно маршал Георгий Жуков приказывал взрывать оставленные захватчиками цистерны со спиртом — советскому бойцу алкоголя выдавалось достаточно для поддержания здоровья в норме.